Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Поправки к законодательству о свободе совести и религиозных объединениях: опыт советского прошлого

Предлагаемые Минюстом изменения к закону о религиозных объединениях вызвали волну возмущения в религиозной среде. Верующих поддержали и правозащитники. Критики «новшеств» прогнозируют значительные изменения в уже сложившемся религиозном поле Российской Федерации. Наибольшее возмущение вызывает пункт, касающийся отмены категории «религиозная группа» (объединения людей на основе одного вероучения, без государственной регистрации и получения статуса юридического лица). Существование на положении религиозной группы облегчало жизнь части верующих, которые не хотели или не имели возможности действовать в рамках религиозной организации с открытием юридического лица и выполнением всех вытекающих отсюда обязательств.

Против ликвидации религиозных групп уже выступили евангельские христиане-баптисты, мусульмане. Обсуждаются заявления с критикой нововведений среди разных направлений христиан веры евангельской – пятидесятников. Недовольны и представители РПЦ МП. (Достаточное количество материалов на эту тему представляет портал Credo.ru).

В части комментариев можно увидеть отсылку к советским годам, с опасением новых гонений на верующих. Однако, пока все обращения к историческому опыту исключительно эмоциональны, и не основываются на анализе фактов.

Представляется интересным все-таки посмотреть, что происходило в сфере религиозного законодательства в советский период. Государственно-конфессиональные отношения регулировались рядом нормативных актов, основным из них являлось постановление ВЦИК и СНК «О религиозных объединениях»[1], в котором конкретизировались правовые отношения между государством и церковью. Постановление было принято в 1929 г., оно действовало с учетом изменений и дополнений, принятых в 1962 и 1975 годах, весь советский период. Постановление задало параметры, по которым можно было определить положение конкретной религиозной группы – имеет ли она право на регистрацию или подлежит уничтожению. В реальной ситуации, после вступления в действие постановления 1929 г. на территории Советского Союза на законных основаниях оставались действовать единицы молитвенных домов. Под различными предлогами религиозные центры закрывались. С 1930 г. перестал легально существовать Всесоюзный совет христиан веры евангельской, в 1935 г. прекратил существование Всесоюзный совет баптистов. В 1936 г. прекращена деятельность Синода православной церкви. Возобновление деятельности религиозных объединений началось только в середине 1940-х гг.

Уже в начале 1980-х гг. председатель Совета по делам религий В.А. Куроедов объяснял необходимость регистрации для религиозных групп тем, что при регистрации «религиозное объединение берет на себя обязательство по соблюдению законодательства и одновременно становится под защиту законов, охраняющих свободу совести»[2]. Как видим, по мнению чиновника, регистрация полностью отвечала интересам верующих.

Таким образом, религиозная жизнь была загнана в нелегальное положение. В свою очередь, нелегальные объединения верующих рассмотривались как антисоветские и, соответственно, подлежали уничтожению. За проповедническую деятельность без разрешения властей духовенство подвергалось штрафам, исправительным работам, вплоть до лишения свободы. Вероятно, продолжения такой традиции уничтожения и опасаются современные религиозные лидеры.

Необходимо также отметить, что современные изменения в законе не учитывают особенностей некоторых российских деноминаций. Традиции не регистрировать религиозные общины придерживаются некоторые пятидесятников (Например, ОЦ ХВЕ / братство ХВЕ), а также евангельские христиане-баптисты, входящие в состав МС ЕХБ (т.н. баптисты-инициативники).Таким образом, попытка переведения этих общин в положение религиозных организаций нарушает сложившиеся догматические традиции, которая сформировалась именно из-за государственного вмешательства в дела верующих. Следует предположить, что именно стремление зарегистрировать «всех и вся» может загнать в подполье часть верующих, причем тех, кто в настоящее время спокойной существовали как религиозные группы. Борьба с экстремизмом и тотальный контроль за деятельностью религиозных объединений коснется только законопослушных, т.к. те, кто может быть назван экстремистом, и так уже находятся на нелегальном положении и не стремятся афишировать свое существование.

Любопытно сравнить нормативные акты советского государства и поправки к ныне действующему ФЗ-125 «О свободе совести и о религиозных объединениях». Из советских обратимся к Постановлению «О религиозных объединениях» 1929 г. и Инструкцию по применению законодательства о культах [3]. С юридическим анализом проекта закона, сделанным Инной Загребиной, можно ознакомиться на Портале «Религия и право». Именно оттуда нами взяты цитаты.

1. Самое бурное возмущение со стороны религиозных лидеров разных конфессий вызывает «ограничение права религиозных объединений действовать без религиозной регистрации, а также изменяет уведомительный порядок регистрации на строго разрешительный», а также «усиление роли регистрирующих ведомств», в поправках предлагается расширить «перечень оснований, по которым религиозной организации может быть отказано в регистрации».

2.  «Предлагается закрепить правовую градацию религиозных организаций в зависимости от их вхождения (не вхождения) в централизованную религиозную организацию с дальнейшим грубейшим нарушением прав религиозных организаций». В советском законодательстве не было упоминания о централизованных религиозных организациях, учет всех зарегистрированных религиозных объединениях «производился органами, регистрирующими религиозные объединения» (Постановление, ст. 62). «Местная религиозная организация, не представившая для государственной регистрации создания документ, подтверждающий ее вхождение в централизованную религиозную организацию, в течение 10 лет после ее государственной регистрации будет не вправе пользоваться» рядом прав. Не было ни и ограничения по времени существования религиозного объединения на территории страны потому, что зарегистрироваться могли лишь немногие, да и права, прописанные в законодательстве, у всех верующих были одинаковы.

3.  «В Проекте предлагается учреждение профессионального религиозного образования вывести из разряда религиозных организаций». Точно также религиозным законодательством не регулировалась деятельность учреждений профессионального религиозного образования, кроме как запрещалось открывать духовные учебные заведения без разрешения соответственно с Совета по делам русской православной церкви при СМ СССР и Совета по делам религиозных культов при СМ СССР. (Инструкция, ст.11).

4.  «Данный Проект предлагает ввести обязательное проведение государственной религиоведческой экспертизы любой местной религиозной организации не имеющей подтверждения, выданного централизованной религиозной организацией того же вероисповедания. Таким образом, местные религиозные организации не пожелавшие войти в централизованные религиозные организации, будут проходить через фильтр религиоведческой экспертизы». В советские годы не упоминалось о государственной религиоведческой экспертизе. Решение о регистрации принимали местные органы с согласованием центрального органа – Совета по делам религий при СМ СССР. Они же выступали и контролирующими органами.

 

Итак, смотрим, что было в советские годы.
[table id=1 /]

Как можно заметить, даже в советское время, в которое чиновников сложно было заподозрить в какой-либо лояльности к религии, до многих современных новелл законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях додуматься не могли. Видимо для этого необходимо было получить углубленное юридическое и богословское образование. Непонятно почему именно сейчас в преддверии выборов, когда и так раздаются голоса об откате России с демократических позиций нужна новая «штыковая атака» на права и свободы граждан.

Остается отметить, что поправки действительно нужны, но готовить их следует с учетом не только мнений контролирующих и надзирающих огранов, но и с широким привлечением правозащитников и представителей религиозных объединений, и тем более не стоит выделять на «открытое обсуждение» проекта всего лишь пять дней, из которых два фактически не могут быть использованы, т.к. пришлись на выходные дни.

Александра Авилова, Евгений Шестаков

 

Примечания

1. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» // Законодательство о религиозных культах. М., 1971. С. 83-97.

2. Куроедов В.А. Религия и церковь в Советском государстве. М., 1982. С. 124.

3. Оба текста опубликованы в книге Законодательство о религиозных культах. М., 1971., Также текст Постановления в редакции 1975 г. приведен на сайте Актуальная правовая информация // http://www.lawmix.ru/docs_cccp.php?id=5380